Октябрь 1, 2016

Метадоновая зависимость

Если вы или ваши близкие люди столкнулись с проблемой наркомании, об этом обязательно надо говорить. Сегодня поговорим о метадоне. Метадон — синтетический лекарственный препарат, применяемый как анальгетик, а также при лечении наркотической зависимости. Разработана метадоновая программа — заместительная терапия при наркомании, она широко применяется в ряде стран Европы. В процессе работы, консультаций, зачастую возникают вопросы насколько она эффективна. Одни авторы утверждают, что это — панацея, другие категорически против. Могу сказать, что это не только медицинская, это больше социальная программа, но проводиться без контроля врачей она не может. И выбор участвовать в ней, или нет, остаётся за больными.

Немного о метадоне. По своей наркогенности, тяжести то есть, он занимает, практически, первое место среди других наркотических веществ. По химической структуре, он один в один похож на героин. Только героин полусинтетический, а метадон синтетический. Период полувыведения героина 6 часов, метадона 24 часа. При героине эйфория яркая, при метадоне — менее яркая. Именно по этой причине привыкание, толерантность ( в данном случае под этим понимается терпимость по отношению к психоактивному веществу и необходимость повышать дозу, чтобы получить эййфорию) и, резистентность ( невосприимчивость , то есть та доза, которая для простого человека была бы токсической и смертельной, для наших больных это обыденная, только для того, чтобы быть «в тонусе») расти у героина будет быстрее.

Теоретически считается, что из-за менее яркой эйфории от метадона, больные остаются более адаптированными. Могут участвовать и в общественной жизни, не повышается криминогенность, локализуются такие заболевания, как гепатит С, ВИЧ-инфекция. Но, к сожалению, хотим мы того, или не хотим, как толерантность, так и резистентность будут расти. А вместе с ними тяжёлые и необратимые изменения в организме. Правда, при метадоне это будет происходить медленнее, но, зато более надёжно. Абстинентный синдром (ломка) за счёт того, что метадон пролонгированного действия, становится также более продолжительным. Болевая симптоматика становится длительной и анальгетики не купируют боли.

Очень редко встречаются больные, которые употребляют только один метадон. Зачастую его комбинируют с транквилизаторами, другими психоактивными веществами. Проявляются парадоксальные реакции, потому что одни препараты могут усиливать действие других. И в научной литературе не всегда можно встретить описание этих реакций. Такая ситуация создаёт немалые сложности оказанию помощи при передозировках. То же самое и по отношению к изменениям в организме больного. Мы наблюдаем специфические токсические гепатиты, не говоря уж о том, что у каждого второго больного гепатиты С и Б. А также: токсические холециститы, за счёт спазма желчевыводящих путей, в желчном пузыре всегда застойная желчь. Кардиомиапатия, выраженные изменения со стороны сердечно-сосудистой системы.

Нефротоксические изменения со стороны почек, поражения дыхательной системы, явления энцефалопатии со стойкими органическими изменениями головного мозга. Метадон усиливает тонус кишечника, за счёт этого нарушается его сократительная функция и это приводит к запорам, нарушениям микрофлоры кишечника, коллитам и т.п. Опиаты, к которым относится метадон — это самые сильные обезбаливающие, противошоковые средства. Поэтому такие заболевания, как перитонит, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, инфаркт миокарда, могут протекать атипично, безболезненно.

Несвоевременная диагностика и оказание неквалифицированной медицинской помощи в таком случае, могут привести к летальному исходу. Все больные, употребляющие метадон, имеют большую вероятность внезапной смерти. А что касается их психики, то мы видим все симптомы и синдромы общей психопатологии в виде аффективных расстройств, депрессии, гипоманиакальных состояниий, суицидальные мысли и попытки. Дисфория и психопатизация, сверхценные навязчивые идеи. Думаю нет сомнений, что такие больные должны лечиться только в стационаре, притом режим отделения должен быть закрытым.

Наркологическая клиника должна соответствовать санитарно-гигиеническим требованиям режима психиатрии и наркологии. Пациенты должны получать комплексное лечение и наблюдаться в динамике круглые сутки. Первичный этап — снятие интоксикации, но это не значит решить вопрос абстинентного синдрома. Эти больные должны быть проконсультированы терапевтом, неврологом и другими специалистами. Они должны получать гепатопротекторы, сердечные гликозиды, ноотропные, аминокислотные и психотропные препараты, витамины.

Без адекватного лечения никогда не добьёшься положительного эффекта, и самому больному не уйти от этой проблемы, коли уж он создал её для себя. Все попытки решить её самостоятельно будут тщетны. И дело не в силе воли, дело в том, что это — болезнь. И её надо лечить.

В Киеве далеко не все доктора берутся лечить метадоновых наркоманов. Насколько высока эффективность метадоновой программы, вопрос-таки продолжает быть дискуссионным. Вы можете оставаться с метадоном всегда, и никто вас не осудят, потому что это государственная программа. А можете и отказаться. Но выбор всегда за вами.
А.О. Кадыров